Теракт в Париже: столкновение Востока и Запада или конфронтация мусульманских конфессий

Как сообщает УКРОП со ссылкой на Inosmi.ru спустя сутки теракт в редакции журнала Charlie Hebdo продолжает вызывать шок и возмущение. С одной стороны, он заставил многих решительно солидаризироваться с жертвами. Фраза «Je Suis Charlie» («Я — Чарли»), которую кто-то написал на статуе в ходе спонтанной демонстрации на Площади республики, превратилась в понятный каждому призыв защищать свободу слова — даже (или тем более) тогда, когда она означает право высмеивать чьи-то святыни.

С более прозаической и мрачной стороны, случившееся возродило некоторые старые споры и предрассудки, которые не могут привести ни к чему хорошему. После теракта в твиттере некоторое время был популярен хештэг #УбитьВсехМусульман (#KillAllMuslims) (впрочем, следует отметить, что некоторые из тех, кто его размещал, делали это, чтобы его оспорить). Одновременно ряд серьезных комментаторов и аналитиков подняли старую сомнительную тему связей — реальных или воображаемых — между исламом и актами насилия, которые совершают от его имени фанатики вроде братьев Шерифа и Саида Куаши, подозревающихся французскими властями в организации теракта.

Кое-кто вспоминает знаменитые слова Сэмюэла Хантингтона о том, что «границы исламского мира залиты кровью». Английский этолог и атеист Ричард Докинз (Richard Dawkins), автор книги «Бог как иллюзия», ставшей бестселлером в 2006 году, заметил в твиттере: «Они кричали: “Мы отомстили за пророка Мухаммада”… Полезные идиоты, конечно, будут говорить, что религия здесь ни при чем». Позднее он добавил: «Не все религии одинаково склонны к насилию. Некоторые никогда его не любили, некоторые отказались от него века назад. Но одна религия этого явно не сделала». В четверг писательница и активист сомалийского происхождения Айаан Хирси Али (Ayaan Hirsi Ali) заявила в своей статье в Wall Street Journal: «Возможно, после этой чудовищной бойни. . . Запад, наконец, прекратит бесплодные попытки отрицать связь между насилием и радикальным исламом».

В каком-то смысле, Докинз и Али просто констатируют очевидные факты. Разумеется, джихадисты, в том числе участники парижского теракта, руководствуются радикальной версией ислама — это подразумевает сам термин «джихадист». Также, не вызывает сомнения, что, как подчеркнула в своей колонке Али, самозваные борцы за веру, оправдывая свои кровавые «подвиги», могут опереться на мнения ряда серьезных — хотя и неоднозначных — исламских богословов. В истории таких фундаменталистских движений, как салафизм и ваххабизм, было немало специфических фигур, на идеи которых часто ссылаются радикальные проповедники в мечетях и в интернете. Если, как многие сделали вчера, задаться вопросом о том, почему среди террористов так много мусульман, придется признать: дело, в частности, в том, что многие мусульмане следуют той версии исламского вероучения, которая оправдывает — а то и прославляет — насилие.

Бесспорно, нам следует прислушаться к совету Али и признать этот факт. Однако, как подчеркнул в четверг в своей статье в New York Times Николас Кристоф (Nicholas Kristof), делать следующий шаг и утверждать, что в исламе есть нечто, неминуемо подталкивающее верующих к насилию, терроризму и притеснению женщин, было бы неправильно и опасно. Через несколько часов после теракта Совет мусульман Франции заявил: «Эта ужасная и варварская акция — удар по демократии и свободе слова». Совет мусульман Британии отметил: «Кем бы ни были нападавшие и чем бы они ни руководствовались, ничто не может оправдать убийство». Лига арабских государств осудила бойню, а каирский университет Аль-Азхар, самая престижная в мире суннитская духовная академия, назвал убийство журналистов «преступным актом», добавив, что «ислам осуждает любое насилие».

Профессор-исламовед из Оксфорда Тарик Рамадан (Tariq Ramadan), отрицающий фундаменталистские интерпретации Корана и, как писал о нем Foreign Affairs, стремящийся, чтобы «мусульмане на Западе воспринимали себя не как озлобленное меньшинство на враждебной территории, но как полноценные члены западного общества, со всеми правами и обязанностями», выразился столь же жестко. В среду Рамадан написал в фейсбуке: «Charlie Hebdo. НЕТ! НЕТ! НЕТ! Что бы ни говорили напавшие на редакцию Charlie Hebdo убийцы, они не отомстили за Пророка — они предали и опорочили нашу религию, наши ценности и сами принципы ислама. Целиком и полностью их осуждаю и глубоко возмущен случившимся кошмаром. Я чувствую здоровую и тысячу раз справедливую ярость!»

В такие моменты всегда возникает тенденция к манихейскому взгляду на мир, предполагающему, что мы вовлечены в хантингтоновское «столкновение цивилизации», в котором против нас выступают мусульмане — как единое целое. Однако такая черно-белая картина сильно искажает реальность. Хотя ислам, действительно, как справедливо отмечают его критики, в основном проскочил мимо Реформации и Просвещения, это не делает его чем-то монолитным. Многие простые мусульмане вместо того, чтобы встать на сторону джихадистов, поднимают против них оружие и часто платят за это собственными жизнями. Большинство иракских, курдских и иранских солдат, борющихся с ИГИЛ в Ираке, — мусульмане. Правительственные силы, которые сражаются с джихадистами в Пакистане и в Афганистане, также состоят почти исключительно из мусульман.

Более того, большинство жертв джихадистских зверств — это тоже мусульмане. В Ираке за прошлый месяц джихадисты убили более 1200 человек, и почти 700 из них были мирными жителями. Можно с уверенностью предположить, что почти все погибшие исповедовали ислам. Жертвы чудовищного декабрьского теракта талибов в пешаварской школе, унесшего жизни 141 человека, также были мусульманами. То же самое относится и к последнему крупному теракту, который у нас многие не заметили, но в результате которого погибли 30 человек — осуществленному во вторник террористом-смертником взрыву в Сане, столице Йемена. Не стоит забывать и о том, что, как мы теперь знаем, мусульманином был один из убитых у здания редакции Charlie Hebdo французских полицейских — его звали Ахмед Мерабе (Ahmed Merabet), — а в числе убитых внутри здания был литературный редактор Мустафа Уррад (Mustapha Ourrad), алжирец по происхождению.

ЧИТАЙТЕ САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЗДЕСЬ

Во многих отношениях, подъем «джихада» — это не только конфронтация между Западом и Востоком, но и гражданская война между мусульманами. Разлом пролегает как между религиями и между сообществами, так и прямо через них. На фоне парижского кошмара помнить о таких вещах трудно, но необходимо. Джон Керри, выступая в Госдепартаменте непосредственно после теракта, выбрал правильный тон. «Сегодняшние убийства — это часть широкого противостояния, нет, не между цивилизациями, а между цивилизацией и противниками всего цивилизованного мира, — заявил госсекретарь. — Убийцы осмелились провозгласить, что Charlie Hebdo мертв. Но не сомневайтесь, они ошиблись».

 РЕКЛАМА



Загрузка…


«загрузка…

ОСТАННІ НОВИНИ


Джеки Чана «заразили» коронавирусом: Вскрылась правда о «госпитализации» актера

Информация о том, что известного актера Джеки Чана госпитализировали с подозрением на коронавирус COVID-2019, оказалась неправдивой. Актер якобы был помещен на карантин после вечеринки, но…


Специалисты ВОЗ сделали шокирующее открытие о заражении коронавирусом

Группа специалистов из ВОЗ, базирующаяся на Имперском колледже Лондона, уверена, что примерно две трети случаев заражения коронавирусом еще не подтверждены официально. Это означает, что число…


Действующий российский дипломат оказался киллером

Один из троих предполагаемых сотрудников российской военной разведки (ГРУ), которых в Болгарии обвиняют в покушении на убийство бизнесмена Емельяна Гебрева, является действующим дипломатом, сотрудником российсокго…








Зеленський зробив гучну заяву по Криму

Президент України Володимир Зеленський заявив, що незважаючи на війну на Донбасі, питання про деокупацію Криму не відійшло на задній план, адже це – частина держави….


Поярков: «Победа Зеленского — это победа совка. Это победа совкодр*черов, которые верят в сказку»

Главная причина тоски по СССР замалчивается, а президент Украины Владимир Зеленский — это реинкарнация совка. Об этом в своем YouTube-канале заявил телеведущий и художник Сергей…





Be the first to comment on "Теракт в Париже: столкновение Востока и Запада или конфронтация мусульманских конфессий"

Leave a comment