Радикальный ислам — это сталинизм XXI века

Как сообщает УКРОП со ссылкой на Dw.de джихадизм появился в ходе бурных событий на Ближнем Востоке, когда никакая другая оппозиция была невозможна. Сейчас он связан с поиском идентичности, объяснил DW Дирк Месснер.

Политолог и экономист Дирк Месснер (Dirk Messner), директор Немецкого института политики развития (DIE), рассказывает в интервью DW о причинах зарождения джихадизма в странах Ближнего Востока и о том, какова должна быть долгосрочная стратегия Запада в отношении этого региона.

DW: Господин Месснер, вот уже несколько лет мы наблюдаем за расцветом джихадистской идеологии в исламском мире. Ее представители, во главе с «Исламским государством» (ИГ), насаждают данную идеологию с небывалой жестокостью. Каковы причины такого развития событий?

Дирк Месснер: Это связанно в первую очередь с динамикой в самом исламском мире. Джихадизм появился в результате бурных событий, столкновений с властями в странах Ближнего Востока. Практически все они были, что называется, авторитарными структурами. Единственно возможная оппозиция основывалась на мусульманских религиозных движениях. Существование других — либеральных — движений не допускалось. И часть этого движения в итоге радикализировалась и стала тем, что мы сегодня называем ИГ или «Аль-Каидой».

Западным странам знаком феномен терроризма — вспомним хотя бы «Фракцию Красной Армии» (RAF) в Германии. Как можно объяснить то, что в настоящее время все такие группы на Ближнем Востоке опираются исключительно на религиозную идеологию?

— Все другие варианты были или запрещены или бесполезны. Нельзя забывать, что в 1960-70 годах целый ряд правителей в этом регионе причисляли себя к социалистам — вроде президента Египта Гамаля Абдель Насера. Одновременно они выстроили авторитарные структуры власти. Получилось так, что социализм в глазах арабской общественности себя в значительно степени изжил.

В то же время существование ориентированной на либеральную демократию оппозиции было невозможным. Потому как либеральные западные общества — Европа, США — в разгар холодной войны и во имя стабилизации в регионе поддержали авторитарные режимы. В связи с этим западные государства были восприняты жителями региона в качестве сторонников местных властей. Таким образом, был скомпрометирован и сам либерализм.

А если мы посмотрим на Европу — сейчас, конечно, в особенности на Францию. Как можно объяснить рост симпатий к идеологии джихадизма здесь?

— Тому есть множество причин. Многие варятся внутри отдельных национальных сообществ. Теракты в Париже, безусловно, также отражают изолированность многих мигрантов-мусульман от французского общества и экономики. Эти люди сталкиваются с безработицей и проявлениями расизма. Таким образом, существует много внутриполитических проблем, которые должны быть разрешены с использованием внутриполитических инструментов.

У нас в Германии схожие проблемы. Здесь живут молодые мусульмане, которые испытывают большие трудности при устройстве на работу. В такой ситуации возникает вопрос, благодаря какой форме протеста организуются те, кого это касается непосредственно? Некоторые в таких случаях примыкают к радикальным группировкам. Вы упомянули протесты, имевшие место 1970-х годах. Тогда базой служила левая или социалистическая утопия. Все это уже пройденный этап. Поэтому сейчас стремления людей подпитываются религией.

Тем не менее подчас складывается впечатление, что некоторые экстремисты искренне следуют, по их мнению, религиозным целям.

— Мне кажется, что это связанно с вопросом идентичности. Когда граждане Франции, исповедующие ислам, начинают чувствовать, что их лишают национальной идентичности и не признают полноценными членами общества, они начинают искать другие способы обрести идентичность и находят ее в религии. Каждый человек нуждается в признании и понимании, кто он есть. Такой поиск может завершиться в радикальном ключе.

Даже RAF действовала в окружении, которое в какой-то степени ей симпатизировало и ее стремления частично разделяло, — вроде протеста против войны во Вьетнаме или бунта против устаревших общественных форм. Структурно такие радикальные виды оппозиции вполне сравнимы. В 1970-х годах она выражалась политическим образом, сегодня — религиозным.

В Брюсселе министры иностранных дел стран ЕС обсуждают возможные действия против террора. Что вы думаете по поводу подобных мер?

— Джихадизм — это феномен международный. Я бы даже сравнил его со сталинизмом и коммунизмом XX столетия — именно в тоталитарной направленности, которая заточена на уничтожение политического противника. От этого нужно защищаться полицейскими методами и политикой безопасности, так как с подобными деятелями крайне сложно установить диалог. Но это в обозримой перспективе.

Если же мы говорим о долгосрочной политике, то нужно помнить: отношения между западноевропейским обществом и исламским миром сами по себе имеют очень сложную динамику. Тут со стороны Запада главенствуют недопонимание и предрассудки, прежде всего в отношении ислама. Поэтому потребуется большая работа. Глобальная культура сотрудничества не возникнет до тех пор, пока Запад и неоднородный исламский мир не начнут учиться лучше понимать друг друга.

Как же должна выглядеть в долгосрочной перспективе политическая стратегия?

— Мы всегда должны помнить, что европейские страны имеют неважную репутацию среди оппозиционных движений «арабской весны». Нам нужно ясно дать понять, что мы заинтересованы в политическом, экономическом и социальном развитии этого региона; что мы готовы поддержать новые силы, базирующиеся на либеральных идеях. Кроме того, мы должны в каждой стране действовать по-разному.

Есть действительно стабильные страны, вроде Туниса или Марокко. Здесь можно стремиться, к примеру, благодаря энергетическому партнерству, к переходу на качественно новый уровень отношений. В таких странах, как Ирак, Сирия и Ливия, речь идет в первую очередь о стабилизации государства, общества, о безопасности. Необходимо формирование социальных институтов и каждый, кто готов заниматься модернизацией этих обществ, должен незамедлительно получить нашу поддержку.

ЧИТАЙТЕ САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЗДЕСЬ

Также следует помнить, что в настоящее время в регионе под вопрос ставятся государственные границы, которые были установлены после Первой мировой войны. Евросоюз должен приложить усилия для создания соглашения о партнерстве, которое бы способствовало реорганизации этого региона. Но это, естественно, очень долгосрочный проект. Тем более важно запустить его как можно скорее.

 РЕКЛАМА



Загрузка…


«загрузка…

ОСТАННІ НОВИНИ


СБУ викрила розробника шпигунського програмного забезпечення у районі проведення ООС

На Луганщині Служба безпеки України викрила розробника шпигунського програмного забезпечення, яке  забезпечувало прихований відділений доступ до персональних даних. Кіберфахівці спецслужби встановили, що розробив вірусну програму…


«Нахрена нужен такой союз?»

Урсула фон дер Ляйен предлагает странам Евросоюза € 750 млрд. А сколько назначит на борьбу с последствиями эпидемии председатель Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович? Европейская…


Саакашвили с флягой и лопатой поздравил украинцев с Днём пограничника

Глава исполнительного комитета реформ Украины Михеил Саакашвили поздравил сотрудников Государственной пограничной службы страны с профессиональным праздником. Об этом Саакашвили сообщил на своей странице в Instagram….




Стало известно, через сколько лет в России закончатся нефть и газ

В России представили отчет, который характеризует состояние минерально-сырьевой базы в России. Как сообщают росСМИ, «Анализ воспроизводства минерально-сырьевой базы РФ в 2015—2019 годах» информирует, на сколько лет в РФ осталось запасов нефти…





Олещук: Еще недавно Ляшко был «сбитым летчиком», но сейчас звезды выстроились таким образом, что он может снова стать депутатом

Петр Олещук напомнил на своей странице в «Фейсбук», что вскоре в 208-м округе состояться довыборы в Верховную Раду, в которых примет участие и Олег Ляшко. По…



«Если не поймет, то будут серьезные проблемы»: Портников заявил, что Соединенные Штаты уже открыто предупредили Зеленского

Виталий Портников отметил в статье, опубликованной на сайте «Эспрессо», что американские дипломаты сперва пытались объяснить своим украинским коллегам, к каким катастрофическим последствиям может привести вмешательство…


«Русские идут»: В «ЛДНР» выступили с новыми угрозами в адрес Украины

Представитель руководителя самопровозглашенной «Луганской народной республики» Родион Мирошник в интервью «КП» заявил, что с начала мая месяца 2020 года на территории Донбасса в результате обострения…



Be the first to comment on "Радикальный ислам — это сталинизм XXI века"

Leave a comment