Мечислав Гриб: Лукашенко как личность никто бы не избрал президентом

Как сообщает УКРОП со ссылкой на Inosmi.ru старая модель государства становится все менее эффективной, нужно создавать нечто новое. Подобные перемены в Белоруссии происходили и два десятилетия назад, когда менялась сама структура власти. О том, какие уроки из событий 20-летней давности могут извлечь сегодняшние реформаторы, БДГ рассказал один из руководителей государства того времени — Мечислав Гриб.

Первый генерал милиции в истории Белоруссии, Мечислав Иванович Гриб руководил Верховным советом с начала 1994-го по начало 1996 года. Полгода — первую половину 1994-го — он был главой государства, сменив на этом посту Станислава Шушкевича и вплоть до избрания президентом Александра Лукашенко. Именно Мечислав Гриб подписал Конституцию 1994 года — первую Конституцию независимой Белоруссии.

«Белорусская деловая газета»: Как раз в то время, когда Вы руководили страной, была принята Конституция 1994 года. Та Конституция, в которой был введен пост президента. Могли бы Вы сейчас вспомнить: почему белорусский парламент принял такое решение?

Мечислав Гриб: Вы знаете, этот вопрос и сегодня будоражит умы людей. Наверное, тогда время было такое. Образовался ряд новых независимых государств, и вокруг нас у всех государств-соседей был институт президентства. Мы тогда подумали, что не хуже их и тоже можем быть государством с президентской властью.

С моей личной точки зрения — как председателя Верховного совета — я хочу сказать, что руководить страной через парламент во время переходного периода — это очень и очень сложно. Это практически на грани возможного — ведь каждый вопрос надо согласовать, надо убедить, надо всех заинтересовать, доказать, что все должно быть так, а не иначе. А что ни человек — то свое мнение, свое отношение, свои интересы — порой меркантильные, местечковые… Но они есть, и все это надо учитывать.

Страна находилась в полуразрушенном состоянии, и мы думали, что централизация власти поможет нам выйти из него. Мы искренне так считали. И Конституцию мы же не просто так — взяли и приняли. Мы принимали ее по статьям, каждая статья состоит из целого ряда частей, каждую часть обсуждали, и везде нужно было не простое большинство, а квалифицированное, то есть две трети голосов депутатов. В результате Конституция принималась очень долго, да и разрабатывалась тоже.

В принципе, нормально можно было жить и работать по этой Конституции, с президентом. Конечно, на сегодняшний день я уже понимаю, что нам надо было принять несколько другие меры. Надо было первого президента избирать Верховным советом, а не пускать все на всенародное голосование. Но мы почему-то посчитали, что люди уже к этому созрели. Большинство так считало, и оппозиция в том числе.

Но что получилось — то получилось, я не хочу тут голову посыпать пеплом. Мы жили в свое время и принимали те решения, которые считали правильными тогда.

— Вы работали с двумя премьер-министрами — Вячеславом Кебичем и Михаилом Чигирем. Как бы Вы охарактеризовали каждого из них?

— С Кебичем я работал не так много, когда я еще я был председателем Комиссии по национальной безопасности, мне часто приходилось выходить на Кебича, на его структуры. Конечно, это подготовленный, грамотный и далеко не ординарный человек. Естественно, он мог руководить Белоруссией. Но на то время складывалась такая ситуация, что формально верховная власть находилась в руках Верховного совета, а фактически и деньги, и полномочия находились в руках Совета министров. Поэтому и возникали разного рода конфликты, недопонимание, разные недоразумения.

В том числе конфликты в отношениях Шушкевича с Кебичем. У меня таких больших разногласий не было, мы с ним обычно находили взаимопонимание. Хотя он тоже ходил с камнем за пазухой. Потому что он не спросил ни у меня, ни у Верховного совета по поводу заключения договора с Россией и введения на территории Белоруссии российского рубля. Собрал комиссию, поехал в Москву и там подписал это соглашение.

— То есть он провел его мимо парламента?

— Абсолютно. Он все провел мимо парламента. И мы узнали об этом, когда уже в Москве все было подписано. Но это соглашение не подписал председатель Национального банка Станислав Богданкевич, потому оно не вступило в действие. К тому же оно не могло действовать, если не было ратифицировано в Верховном совете. Хотя сегодня я не могу сказать, что оно не было бы ратифицировано — ведь тогда в Верховном совете Кебич имел большое влияние. У него была фракция «Беларусь», в которую входило больше половины депутатов. Ведь все они, по сути, были просоветские. В Верховном совете 12-го созыва на 78% были члены КПСС, и хотя коммунистическую партию запретили, но из их ума, их сознания же это не выветрилось. Поэтому могло быть и так, что они поддержали бы инициативу Кебича о вхождении в рублевую зону.

Так что когда до нас дошла информация о том валютном соглашении, которое в Москве подписал Вячеслав Кебич, мы собрались и обсуждали вопрос о том, чтобы арестовать его прямо в аэропорту по прибытии в Минск. Арестовать за измену Конституции, потому что все, что он делал — это нарушение Конституции. Но мы тогда решили не шуметь, спокойно во всем разобраться. Думали, что все само станет на свои места.

Что касается Михаила Чигиря, то да, мне довелось с ним работать. Но тогда (уже при Лукашенко) ситуация была такая, что все, о чем я разговаривал с Чигирем, о чем Чигирь разговаривал со мной, — все докладывалось на самый верх, в администрацию президента. Так что Чигирь очень боялся со мной разговаривать и какие-то решения принимать. Я против Михаила Чигиря ничего не имею — он грамотный человек, подготовленный, выдержанный, спокойный, — многие черты его характера мне нравятся. Но была такая ситуация, что сотрудничество у нас с ним не получалось, так как все контролировалось сверху, от Лукашенко. И он это знал, и я это знал.

— Как Вы считаете, приход Лукашенко к власти был предопределен, или это своего рода историческая случайность?

— Лукашенко как личность никто бы даже тогда не избрал президентом. Выборы носили чисто протестный характер. Люди шли на выборы и голосовали за Лукашенко, потому что он выступал против действующей власти. И люди точно так же были настроены против действующей власти. Лукашенко попал на эту волну протестного настроения, и получил такую вот поддержку.

Сами выборы были нормальные, фальсификаций тогда не было. Но Лукашенко попал на протестную волну, очень удачно, и люди за него проголосовали. Если бы выборы президента проходили в Верховном совете, то однозначно президентом стал бы Вячеслав Кебич. Когда Лукашенко работал в Верховном совете рядом с нами, как депутат, у него среди депутатов поддержки не было. По Конституции кандидат в президенты мог выдвигаться, собрав 100 тыс. подписей граждан или 70 подписей депутатов Верховного совета. Лукашенко попытался собрать эти 70 подписей — но собрал только 20 или около того. И отказался от этой идеи. У Кебича же не было проблем со сбором подписей среди депутатов.

— Кто мог бы сменить Лукашенко? Есть вообще в Белоруссии такая фигура? Лично Вы ее видите?

— В Белоруссии очень много умных и талантливых людей, подготовленных, образованных. Но знаете, в такой ситуации называть фамилии конкретных людей — даже среди ученых, среди экономистов, — сегодня я просто боюсь навредить этим людям. Но это не люди из вертикали власти; это люди, которые сегодня трудятся на различных государственных должностях, но не относятся непосредственно к вертикали власти.

Хотя я думаю, что и в вертикали власти есть очень подготовленные, грамотные и толковые люди. Но все закрыты каким-то занавесом, заслонены какой-то одной огромной фигурой, и они не просматриваются, им не дают простора.

Вспомните, как ополчились на Наталью Машерову, когда она решила идти в президенты. Она звезд с неба не хватала, если говорить прямо, и как депутат тоже. Но она опиралась на определенную почву — имя своего отца, Петра Машерова. И это очень обеспокоило власти. Ей сказали: «Уходи!», она сказала — «Нет, я пойду в президенты!». И назавтра же — зятя с работы уволили, дочку уволили. И она, женщина, — испугалась, как ей жить дальше. Есть и другие примеры. Тот же Михаил Маринич, уже покойный, — как только попробовал баллотироваться — в тюрьму посадили. За что? Украл у американцев старые компьютеры!

— Могут ли в Белоруссии произойти события, в какой-либо мере похожие на украинские?

— Все говорят, что это исключено, что это невозможно. А я считаю, что в жизни ничего исключать нельзя. Ситуация может дойти до того, что возмущение людей закипит и, так сказать, перельется через край. Когда оно выплеснется наружу, сдержать его будет невозможно. И события тогда будут развиваться по украинской модели. Никто и ничто не сможет ими управлять. Так что сказать, что у нас этого не будет, что мы застрахованы, я не могу. Пусть говорит это тот, кто хочет такое говорить.

Я видел 1994 год, я видел площади, я видел, как ходили в Минске по улицам люди… И вы видели. И когда на улицу выйдет 100 тысяч человек, извините меня, вы там со своими палочками-пугалочками ничего не сделаете, никто вас слушать не будет. Сметут только так, и ничего не останется. И не надо говорить, что у нас народ какой-то особенный. Мы такие же, как все люди, и если доведут до кипения, то все может быть.

— После смерти Геннадия Карпенко Вы возглавили Национальный исполнительный комитет (теневое правительство, созданное оппозицией). Скажите, сегодня подобная структура имела бы смысл?

— Да, конечно, сегодня такая структура имела бы смысл. Хотя бы потому, что Национальный исполнительный комитет тогда что-то объединял — туда входили и либералы, и демократы, и левые, и правые — мы объединялись, вырабатывали общие решения… Сегодня оппозиция, к сожалению, раздроблена. Хотя на предстоящих выборах у оппозиции намного лучшие шансы, чем они были за все время с 1994 года! Экономическая ситуация, политическая ситуация, — они хорошие для борьбы за власть. Реально для оппозиции хорошая ситуация. Но бороться некому! Каждый в своем углу, каждый на своей метле. Куда-то хочет лететь, куда-то хочет ехать.

Кроме того, тогда были несколько другие условия. Тогда был Верховный совет 13-го созыва. Разогнанный, распущенный, но нас там оставалось около 50 человек, и Национальный исполнительный комитет был как бы организован по инициативе этого Верховного совета. Все это увязывалось. И потом, когда Карпенко умер и я стал председателем, Шарецкий объявил о самороспуске Верховного совета, и мы остались одни, без основополагающей структуры. Тогда мы пришли к выводу, что в такой ситуации нам работать невозможно, и также самораспустились.

ЧИТАЙТЕ САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЗДЕСЬ

— Какие советы Вы, сегодняшний, дали бы себе 20 лет назад?

— Конечно, 20 лет назад у меня были совсем другие представления, цели… Но я постарался бы с большей осторожностью подходить к президентской власти, чем мы подошли тогда. То есть попытаться сперва избирать президента через парламент и посмотреть, что из этого получается. И я не настолько был бы уверен в демократических преобразованиях, как я был уверен тогда. Или мне казалось, что уверен. Ну, и я бы постарался самым активным образом создавать команду специалистов. Мы хотели ее создать, но времени не хватило.

 РЕКЛАМА ПАРТНЕРОВ



Загрузка…


«загрузка…

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


Международный СКАНДАЛ. В Давосе у сантехников нашли российские дипломатические паспорта

Швейцарские спецслужбы в августе 2019 года разоблачили в Давосе – месте проведения Всемирного экономического форума – двоих предполагаемых агентов российской разведки. Историю об этом опубликовало…


Парламентарий предложил три миллиона долларов наличными тому, кто убьет Трампа

В США назвали «смехотворным» предложение вознаграждения в 3 миллиона долларов за жизнь президента Дональда Трампа, предложенное иранским депутатом. «Это просто смешно, но это дает представление…


Зеленский и Путин решили неожиданно встретиться в неожиданном месте

Владимир Зеленский встретится с Владимиром Путиным во время официального визита в Израиль, пишет Politeka.net. Как известно, глава государства Владимир Зеленский планирует взять участие в памятных мероприятиях в…


Дональд Трамп и Грета Тунберг опять разругались на саммите в Давосе. ВИДЕО

Президент США Дональд Трамп и шведская экоактивистка Грета Тунберг, которые уже давно состоят в конфронтации, обменялись «шпильками» в первый же день работы Всемирного экономического форума…


Друг Путина решил присвоить половину Украины

Скандальный режиссер Карен Шахназаров, который является ярым фанатом президента РФ Владимира Путина, нагло заявил, что считает половину Украины исконно российскими территориями. Пропагандистский тезис, направленный на…



Возле Житомира заметили НЛО. ФОТО

Жители Бердичева (Житомирская область Украины) заметили необычное свечение в небе, некоторые из них приняли его за настоящее НЛО. Кадр опубликовал на странице «Подслушано. Бердичев» в…


«Россия вернула войну в Европу!»: Портников жестко высказался об «израильском скандале» с Путиным

Украинского журналиста Виталия Портникова возмутил тот факт, что Израиль предоставит слово президенту России Владимиру Путину на памятных мероприятиях в честь 75-летия освобождения заключенных концлагеря Аушвиц….


«Предложат легализировать коррупцию!»: Розенко разгромил законопроект «О труде»

Правительственный законопроект «О труде» приведет к усилению эмиграции украинцев. Об этом в Facebook заявил бывший вице-премьер-министр и экс-министр социальной политики Павел Розенко, призвав власть «стать…


«Надо перестать стрелять – маразм!»: Зеленского упрекнули в масштабных потерях ВСУ на Донбассе

Украинские военнослужащие продолжают нести потери на Донбассе из-за позиции президента Владимира Зеленского о необходимости «перестать стрелять». Об этом заявил бывший военнослужащий и менеджер благотворительного фонда…


Украина празднует День соборности, президент обратился к украинцам. ВИДЕО

В среду, 22 января, в Украине отмечают День соборности: президент Владимир Зеленский выступил с видеообращением. Соответствующее видео было опубликовано пресс-службой Офиса президента. Зеленский поздравил украинцев…


Климкин назвал три новых направления войны Путина против Украины

Руководитель программы европейских, региональных и российских исследований Украинского института Будущего Павел Климкин заявил, что президент России Владимир Путин объявил войну, целью которой является уничтожение Украины,…


У Зеленского закрыли возможность комментировать посты президента в соцсетях

Из сообщения средств массовой информации стало известно, что в Офисе президента Украины было принято решение относительно того, чтобы закрыть возможность комментировать посты украинского лидера в…



Be the first to comment on "Мечислав Гриб: Лукашенко как личность никто бы не избрал президентом"

Leave a comment