«Культурные войны» подкосили Порошенко

Эдвард Лукас поделился своим мнением о том, правильно ли намерение нового президента Украины Владимира Зеленского распустить парламент, могут ли отношения США и России улучшиться, представляет ли для Европы опасность газопровод «Северный поток-2», и какие политические силы поддерживает Кремль в Европе.

Эдвард Лукас, старший вице-президент Центра анализа европейской политики (CEPA), ранее редактор и ведущий автор британского журнала «Экономист» и автор ряда книг, в том числе ставшей бестселлером книги «Новая Холодная война: как Кремль угрожает России и Западу».

На этой неделе президент Украины Владимир Зеленский вступил в должность и сразу же объявил о намерении распустить парламент. Вы считаете, что это было правильным шагом?

Безусловно. Украина выходит из конституционного и политического кризиса, который начался с режима Януковича. У Владимира Зеленского сильный личный мандат, но ему нужен парламент, который сможет проводить ряд необходимых законов. Так что это — важный первый шаг. Но этого недостаточно для политического восстановления Украины.

Я оптимистичен в отношении президента Зеленского в плане проведения реформ и объединения страны. К концу своего президентского срока президент Порошенко стал становиться все более разобщающей фигурой, усердно разыгрывая языковые, культурные и исторические карты и сильно продвигая доминирование украинского языка, как национального, над другими языками национальных меньшинств, а также поставив значимость языка над другими вопросами. Я понимаю, почему он это делал, и это законная позиция, но украинцам это определенно не понравилось. Я думаю, мы видели сильное желание избирателей отойти от того, что мы могли бы назвать «культурными войнами» и перейти к проведению реформ, особенно по борьбе с коррупцией. И это именно то, что Владимир Зеленский сделал своим приоритетом.

Я думаю одним из первых дел для президента Зеленского должно стать лишение неприкосновенности высших лиц, которой многие беззастенчиво пользовались. Под большим вопросом, конечно, остается связь Владимира Зеленского с Коломойским. Думаю, все, что можно сказать на данном этапе с уверенностью — это то, что украинцы показали, что у них есть сильное желание покончить с коррупцией. И любой, кто не сможет этого сделать, увидит сильное возмущение людей, что может явиться мощной силой.

Как, вы думаете, будут развиваться отношения между США и Россией, особенно после недавнего визита госсекретаря Майка Помпео в Россию? Смогут ли стороны достигнуть сотрудничества, например, в Афганистане или по Северной Корее?

Короткий ответ — мы не знаем, потому что у администрации США нет последовательной политики в отношении России. С одной стороны, она показывает определенную степень жесткости по отношению к Кремлю, но с другой стороны, мы явно видим личные предпочтения президента Трампа иметь хорошие отношения с господином Путиным. Имеется и масса других вопросов, таких как Венесуэла или Северная Корея, которые оказывают серьезное влияние на отношения сторон. Да, есть много вопросов, по которым Америка может нуждаться в помощи России, и по которым президент Путин будет торговаться. Но с другой стороны, Россия делает вещи, которые действительно не нравятся США. Так что, посмотрим. Но что меня действительно беспокоит — это то, что администрация США видит все это очень транзакционно и вполне может пожертвовать интересами своих союзников. Мне будет жаль это увидеть.

Что касается вопросов сотрудничества — у нас есть много возможностей для этого. Мы сотрудничали с Советским Союзом по некоторым вопросам, поэтому, даже при наличии разных интересов и позиций, я не вижу причин, по которым мы не могли бы проводить какое-то сотрудничество или вести переговоры. В обозримом будущем нам вряд ли удастся наладить дружеские отношения, но, безусловно, у нас могут быть прагматичные и конструктивные отношения. Но это не стоит сегодня на повестке дня, потому что сам Запад остается разделенным и не имеет ясности в том, что он хочет.

ЧИТАЙТЕ: Дмитрий Ярош: Зеленский может стать большим украинским националистом, чем Ярош

Какую вы занимаете позицию по проекту «Северный поток-2», который вызывает много споров как между США и Европой, так и в самой Европе?

Я отношусь к проекту «Северный поток-2» негативно и поддерживаю усилия Польши и других стран по его блокированию. Я также считаю, что в отношении проекта «Северный поток -2» нельзя утверждать, что он является завершенной сделкой. Возражения Дании (Дания не выдала разрешение на прокладку газопроводных труб через свои территориальные воды по изначально планируемому маршруту) могут оказать весьма существенный эффект, имеются и юридические препятствия для потока иностранных инвестиций, что также может оказать влияние на этот проект.

Но я также думаю, что воздействие «Северного потока-2» не стоит преувеличивать. Сегодня Европа находится в гораздо более выгодной позиции по отношению к импорту российского газа, чем это было, скажем, 15 лет назад. У нас есть возможность импортировать различные виды газа из различных источников. Большую обеспокоенность у меня вызывает то, что этот проект, по сути, является способом вливания российских денег в политическую систему Германии. Вот это является проблемой как для самой Германии, так и для ее союзников.




Ожидается, что крайне правые и популистские партии получат больше, чем ранее, мест во время проходящих на этой неделе выборов в Европарламент. Некоторые из этих партий поддерживаются Россией. Какое политическое влияние Россия имеет в Европе и может ли это сказаться на результатах выборов?

Очевидно, что Кремль поддерживает всевозможные популистские партии и партии, выступающие против нынешнего политического истеблишмента, притом используя для этого деньги российских налогоплательщиков. Это, безусловно, вызывает беспокойство. Но это не единственное, что вызывает тревогу — они также поддерживают левые партии и, если можно так сказать, «жадных центристов». Президент Чешской Республики Милош Земан является не правым популистом, а социал-демократом. Господин Шрёдер и социал-демократы в Германии также не являются правыми популистами — они занимают центристские позиции. Поэтому я думаю, что российский режим пытается искать возможности в любой части политического спектра. Но в этом, конечно, имеется парадокс: режим, который осуждает фашизм, имеет дружеские отношения с партиями, которые, по сути, являются неофашистскими.

Валерия Егисман

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
ЧИТАЙТЕ