«Форс-мажор» на $5 миллиардов

Проблема с грязной нефтью в трубопроводе «Дружба» «практически решена», объявил министр энергетики России Александр Новак 7 июня на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). Целый ряд прозвучавших там же других заявлений заставляют усомниться в столь оптимистичной оценке последствий крупнейшей аварии в истории российской нефтяной промышленности, парализовавшей 24 апреля ее важнейший экспортный трубопровод.

Так, президент российской государственной компании «Транснефть» Николай Токарев рассказал журналистам в рамках ПМЭФ-2019, что на полную очистку нефтепровода уйдут «порядка 6-8 месяцев». Заместитель главы РЖД Алексей Шило подтвердил, что российская железнодорожная госкомпания продолжит вывозить грязную нефть (из Беларуси и с территории России в резервуары Новороссийского порта) и что «это будет продолжаться еще в течение нескольких месяцев».

А вице-премьер РФ Дмитрий Козак сообщил, что «размер ущерба еще не определен, и мы не торопимся его определять», поскольку это надо сделать «разумно, по-честному». По мнению Александра Новака, этот процесс будет идти в течение всего лета.

Итак: как минимум сотни тысяч тонн загрязненной хлоридами нефти из «Дружбы» все еще не выкачены и не утилизированы, убытки ни зарубежных клиентов, ни российского бизнеса и государства не подсчитаны, деньги на компенсации не выделены и не выплачены. И даже поставки кондиционной нефти по основной, северной ветке нефтепровода на принципиально важные для России рынки Польши и особенно Германии все еще не восстановлены.

ЧИТАЙТЕ: Российский эксперт об аннексии Крыма: Похищенное ОПГ должно быть возвращено хозяину

Польский ультиматум возымел действие

Эти поставки, согласно планам «Транснефти», должны начаться 10 июня, когда кондиционная нефть по одной из очищенных ниток «Дружбы» подойдет к белорусско-польской границе. Однако тут могут возникнуть уже не столько технические, сколько коммерческие или даже политические проблемы.

Ведь польская сторона в конце мая фактически выдвинула России ультиматум: прокачка нефти в Польшу и транзит в Германию возобновятся только после того, как будут достигнуты договоренности о компенсациях импортерам, пострадавшим от некачественного сырья, вызывающего коррозию трубопроводов и особенно оборудования НПЗ. Ультиматум прозвучал после того, как на переговорах в Варшаве 23 мая удалось согласовать всего лишь график технических работ.

И вот после новой встречи 3 июня в Москве, в которой участвовали представители польских, немецких и российских компаний, заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин объявил, что «грузоотправители и получатели» определились с главными принципами расчета сумм компенсаций ущерба от загрязненной нефти.

После этого российское государственное информагенство ТАСС процитировало руководителя польской нефтеперерабатывающей компании Orlen Даниэля Обайтека, заявившего о наступившем в этой истории переломе: «Стратегия жесткой переговорной позиции дала результаты. Мы смогли позволить себе это при поддержке нашего правительства, но в первую очередь потому, что в прошлом году мы диверсифицировали поставки нефти в Польшу».

Николай Токарев: «Как они могут требовать от нас компенсации?»

Однако уже через три дня в интервью главы «Транснефти» Николая Токарева российской медиакомпании РБК зазвучала совершенно иная оценка итогов московских переговоров: «У поляков был договор с «Гомельтранснефть Дружба», это белорусский оператор, он поставил им нефть. У нас прямого договора с поляками нет. Как они могут требовать от нас компенсации?».

На вопрос про французскую компанию Total, чей немецкий НПЗ в Лойне тоже пострадал, Николай Токарев дал аналогичный ответ: «С ними тоже договора нет. Заводы в Германии у них. Это непростая история, так просто ее не решить».

О том, насколько трудными могут оказаться переговоры о понесенных зарубежными партнерами убытках, свидетельствуют также упреки в адрес польской стороны, выдвинутые главой «Транснефти» во все том же интервью РБК: «Когда все станет понятнее, мы выполним свои обязательства, которые должны. Но придуманные истории вроде закаченных в Польшу 600 тысячах тонн нефти, которые потом почему-то превратились в 1 миллион тонн, — мы так не компенсируем. Они разбавляли и доразбавлялись, и в итоге о чем разговор? Надо выяснить и разобраться».

Эти «выяснения и разбирательства» могут затянуться надолго. Тем не менее Николай Токарев уверен, что Польша, удовлетворившись полученными в Москве обещаниями, 10 июня даст зеленый свет возобновлению прокачки нефти по своей территории. «Через два дня нефть будет в Польше, и еще через пять дней она должна уже поступить в Германию», — заявил президент «Транснефти» в интервью российскому агентству «Интерфакс» 6 июня.

Глава Total Патрик Пуянне ведет переговоры с Дмитрием Козаком

Предположим, что так оно и будет. В таком случае снабжение Германии, третьего по размерам экспортного рынка для российских нефтяников, возобновится по «Дружбе» примерно к 13-15 июня, полтора месяца после того, как оно было прервано 24 апреля. Какую неустойку и кто именно с российской стороны заплатит за недопоставки немецким НПЗ в Шведте и Лойне?

Те долгое время предпочитали хранить молчание о своих проблемах, и лишь 29 мая, в день встречи с акционерами, когда отмалчиваться уже было невозможно, глава Total Патрик Пуянне признал, что завод в Лойне из-за нехватки сырья из России работает лишь вполовину своей мощности. Более того, топ-менеджер впервые назвал сумму, которую будет требовать за очистку российской нефти от хлоридов: 15 долларов за баррель.

Напомним, что во всю трубопроводную систему «Дружба», по некоторым оценкам, могли попасть около 5 миллионов тонн или 37 миллионов баррелей грязной нефти. Сколько именно оказалось в Германии, по-прежнему утаивается. В Польше, как видим, это либо 600 тысяч, либо 1 миллион тонн, т.е. приблизительно от 4,5 до 7,5 миллионов баррелей.

Глава Total Патрик Пуянне 6 июня встречался на ПМЭФ-2019 с вице-премьером РФ Дмитрием Козаком, и они наверняка подробно обсуждали тему компенсаций, хотя журналистам об этом ничего не рассказали. Но можно не сомневаться: разговор о возмещении издержек зарубежным клиентам и партнерам, в том числе белорусским и казахстанским, сейчас, по мере постепенного восстановления поставок нефти по «Дружбе», будет все больше выходить на первый план.




Конечная цена «форс-мажора на нефтепроводе «Дружба» не ясна

Об этом, в частности, свидетельствуют заявления Александра Лукашенко, сделанные 7 июня во время посещения НПЗ «Нафтан» в Новополоцке. Указав на информацию СМИ о том, что ряд иностранных компаний предъявляют России требования возместить ущерб в размере 800 миллионов долларов, президент Беларуси возмутился: «Но мы больше всего пострадали. А нам говорят: ну, что там, белорусы, — они ничего не потеряли. Как так?!».

Поэтому, подчеркнул Александр Лукашенко, «не надо орать, наступать и прочее, но свои интересы надо блюсти», сообщило белорусское государственное информационное  агентство «Белта». В свою очередь, заместитель министра энергетики Казахстана Асет Магауов еще в середине мая указал на то, что объем казахстанской нефти, испорченной при транспортировке по трубопроводу «Дружба», составил порядка 600 тысяч тонн.

За все это кому-то, скорее всего «Транснефти» и/или российской казне, рано или поздно придется заплатить. Причем компенсации станут лишь частью (по-видимому, даже не самой главной) тех суммарных убытков, которые в конечном счете понесет Россия в результате того, что в правительстве РФ решили называть теперь «форс-мажором на нефтепроводе «Дружба». В СМИ уже идет речь о суммах от 3 до 5 миллиардов долларов.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
ЧИТАЙТЕ