Саммит «триумфаторов» в Сочи. Война в Сирии: победа полная и окончательная?

Саммит «триумфаторов» в Сочи завершился на оптимистичной ноте, хотя не исключено, что впереди РФ, Иран и Турцию еще ждут разборки между собой, пишет УКРОП со ссылкой на Росбалт.

Распад Сирии предотвращен, по боевикам нанесен решающий удар, и появился реальный шанс положить конец многолетней гражданской войне в этой стране. С таким заявлением выступил Владимир Путин по окончании встречи в Сочи с президентами Ирана Хасаном Роухани и Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. В совместном заявлении трех лидеров, распространенном после сочинского саммита, в частности, сказано, что они договорились продолжить сотрудничество для окончательного разгрома запрещенного в РФ и многих других странах «Исламского государства» и других террористических организаций.

В документе также содержится заверение в том, что Россия, Турция и Иран продолжат координацию усилий «с целью обеспечения необратимости тенденции к снижению насилия» в Сирии, окажут содействие сирийцам в восстановлении страны и достижении политического урегулирования, принятии новой конституции, проведении свободных выборов под надзором ООН.

ЧИТАЙТЕ: Очередная подстава Путина: Прямо во время пресс-конференции резким взмахом выбил стул из-под Эрдогана. ВИДЕО

Трио, по официальной информации, общалось два часа. Как сообщил президент России, переговоры по основным аспектам урегулирования в Сирии были «обстоятельными», и прошли «в деловом и конструктивном ключе». По его словам, президенты констатировали существенные успехи в совместной борьбе с терроризмом и подтвердили важность сохранения суверенитета и территориальной целостности САР. Он также подчеркнул особую роль Эрдагана и Роухани в астанинском процессе. «Если бы не ваша позиция, — сказал Путин, — астанинского процесса просто бы не было; не было бы прекращения боевых действий, создания зон деэскалации».

Отметим, что в совместной декларации президентов женевский формат переговоров по Сирии упомянут не был, что, вроде бы,  говорит о фактическом «исключении» Европы, США и Саудовской Аравии из процесса сирийского урегулирования, хотя накануне сочинского саммита президентов России, Ирана и Турции Путин пообщался и с Трампом, и с королем Салманом, не обойдя вниманием руководство Израиля, Египта и Катара. Напомним также, что перед сочинским саммитом Путин встречался с президентом Сирии Башаром Асадом — стороны подчеркнули необходимость перехода к политическому процессу в САР.  Сделанным теперь совместным заявлением «большой тройки» Дамаск, разумеется, остался доволен.

В Сочи Путин также подчеркнул, что успех предстоящих преобразований в Сирии во многом зависит от решения ее социально-экономических проблем, восстановления разрушенных промышленности и сельского хозяйства, сфер здравоохранения и образования. Акцент им был сделан на адресной помощи населению Сирии, разминировании освобожденных территорий, необходимости помощи беженцам.

Заметим, что накануне сочинской встречи президентов Хасан Роухани заявил о полной победе над «Исламским государством» в Ираке и Сирии, в то время как Владимир Путин считает, что «рецидивы» еще возможны, однако они не способны повлиять на ход антитеррористической операции.  Но действительно ли сочтены дни ИГ  в Сирии, и дипломатическое урегулирование реально началось? Начнем с того, что как «государство» эта организация практически разгромлена, но как террористическая сила она еще может поднять голову при «благоприятном» стечении обстоятельств, в частности, при прямой или теневой поддержке ее со стороны «определенных кругов» в США и на Ближнем Востоке.

Кроме того, относительно полноценному урегулированию может помешать игнорирование в переговорном процессе Конгресса национального диалога Сирии:  Анкара против участия в нем курдов; представители вооруженной сирийской оппозиции тоже не ратуют за переговоры в расширенном составе. Между тем, на встрече с Роухани и Эрдоганом Путин все же сделал неприятное для Анкары заявление, в соответствии с которым внутрисирийский диалог должен включать все группы населения страны — согласно резолюции Совбеза ООН. По его прогнозу, «процесс реформирования будет непростым», но Конгресс национального диалога Сирии должен быть созван, причем в Сочи.

Эрдогану, видимо, под давлением Путина и Роухани, пришлось согласиться на проведение этого форума, однако в каком именно формате, сказать пока трудно. Вероятно, по этой статье президент Турции еще будет торговаться с двумя другими «триумфаторами».

Как бы то ни было, но перспектива полного освобождения Сирии от боевиков, политического урегулирования, шансы Асада остаться у власти до новых выборов сегодня, как никогда еще с начала сирийского кризиса, велики. Также понятно, что между Россией, Турцией и Ираном противоречия по сирийскому урегулированию сохраняются, и если они не наступят на горло своим амбициям, все их победы в САР могут обернуться серьезными провалами, исключающими последовательное и устойчивое политическое урегулирование.

Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов в этом процессе, помимо США и сирийской оппозиции, а также фактора нерушимости «единого фронта» Москвы, Тегерана и Анкары, «пробуждение» Израиля, Катара, Саудовской Аравии и Евросоюза. В период крайней активизации «тройки победителей» четыре вышеуказанных актора самоустранились от решения сирийской проблемы либо заняли выжидательную позицию. Впрочем, вполне возможно, что сирийский «триумвират» сбил их со стратегического курса в САР, но вряд ли надолго.

Так, Израилю невозможно согласиться с тем, что его злейший враг — Иран, «осядет» в Сирии, усилив тем самым свое влияние на Ближнем Востоке. То же можно сказать и о Саудовской Аравии. Что же до Евросоюза и Катара, они, вероятно, будут выстраивать свою политику в соответствии с текущей конъюнктурой, то есть прямо или косвенно поддержат победившего, но при этом Европа будет делать это тонко — чтобы не вызвать месть поверженных и ярость Вашингтона.

Словом, если гражданская война в Сирии все же подошла к концу, хотя вспышки насилия на периферии республики далеко не исключены, победители, помимо укрепления мира, будут отстаивать на отвоеванной территории свои интересы. Для Турции это, в первую очередь, ослабление курдов и недопущение создания ими собственной автономии. Таких гарантий у Эрдогана в настоящее время нет, зато существуют подозрения, что Москва и Вашингтон могут найти общий язык по курдской проблематике.

Но ссориться с Россией на этой почве, имея в виду крайне обострившиеся отношения с «коллективным Западом» и едва ли не со всем миром, Турция не станет. Ей сейчас очень нужен надежный партнер, а таковым пока видится только РФ, «щедрая», в отличие от США, на поставки вооружения туркам, а также на сотрудничество в разных сферах, включая ядерную энергетику. И, конечно, для Анкары актуально активное участие в послевоенной жизни Сирии. Допустят ли ее к такому участию Россия и Иран — это большой вопрос: прежде Турция должна четко определиться со своими внешнеполитическими предпочтениями и подтвердить их на деле. Напомним, что ей не раз удавалось «провести и подвести» Россию на этой ниве.

Что нужно Ирану? В первую очередь, полностью покончить с вмешательством Израиля в сирийские дела и с «философским», но политически небезвозмездным отношением России к активности Израиля на том или ином направлении. В Иране подозревают, что Москва после победы в Сирии попытается ограничить влияние Тегерана в этой республике, в то время как он рассчитывает на дислокацию своих войск в САР вблизи израильской границы. Насколько обоснованы такие опасения, сказать трудно, но все же они являются если не камнем, то камушком, о который спотыкается ирано-российская «доверительность».

Тегеран также обеспокоен контактами России с Саудовской Аравией, но, видимо, Москва ему в данном случае «не сочувствует». Сейчас она более всего ориентирована на политические компромиссы в Сирии и вокруг нее, в противном случае ее победа закреплена не будет. Кроме того, РФ вряд ли склонна уступать Ирану — да и вообще, кому бы то ни было —  значительный сегмент военно-политического влияния в регионе.

Словом, разночтений между победителями в Сирии будет еще достаточно, однако сегодня очевидно: Москва, Тегеран и Анкара, несмотря на множество «но», старались действовать скоординировано, при этом каждая из них откровенно преследовала собственные интересы. Впрочем, прецедент координации действий дал положительный результат и позволяет надеяться на выстраивание реально союзнических отношений между Россией, Ираном и Турцией. Правда, считать последнюю безоговорочно надежным партнером пока слишком рано.

Между тем трем странам крайне необходимо удержаться хотя бы на нынешнем уровне взаимодействия, поскольку впереди у них «зачистка» террористов (режим перемирия в Сирии продолжает нарушаться), всплеск активности сирийской оппозиции, противодействие намерениям США оставить свой военный контингент в САР после полного разгрома ИГ и установить новую власть на севере страны — Трампа вряд ли надолго устроит роль безучастного зрителя. И, что главное, формирование нового правительства САР.

Конечно, в идеале определение политического будущего Сирии — сугубо внутреннее дело этой страны, но победители на то и победители, чтобы процесс формирования «новой Сирии» не обошелся без их участия и лоббирования собственных интересов. И тут тоже будет необходим консенсус «тройки».

То есть «новая Сирия» — это уже далеко не региональная единица, хотя бы потому, что за ее целостность и избавление от терроризма боролись три державы, и их устойчивое союзничество может основательно изменить глобальные мировые реалии. И для Запада в этом триумвирате Россия — гораздо более серьезный противник, чем импульсивная Турция и составляющая «оси зла» — Иран. Потому как даже американцы признали, что «Путин одержал победу в Сирии».

В связи с этим эксперт Центра новой американской безопасности Илан Голденберг (его цитирует Politico, США) считает, что президент России желает заключения «некого международного соглашения, которое положит конец сирийской гражданской войне и благословит его победу».

Эксперт задается вопросом: «Хватит ли Трампу ума, чтобы заставить Путина заплатить за это — или он отдаст ему все бесплатно?»

Ирина Джорбенадзе

 РЕКЛАМА



Загрузка…


«загрузка…

ОСТАННІ НОВИНИ

Почему опять восстал Гонконг

Тысячи демонстрантов в Гонконге в воскресенье, 24 мая, вышли на акцию протеста против нового законопроекта Китая. Протестующие собрались в одном из торговых кварталов. Полиция по…






Скандал с аудиозаписями Деркача — удар по Байдену и Порошенко

Инициаторы «Украинагейта-2», на стороне которых выступил Зеленский, хотят дискредитировать Байдена и нейтрализовать Порошенко. Пострадать могут интересы Украины, считает Сергей Руденко. Генеральная прокуратура Украины  после публикации аудиозаписей,…


Эксперты Совета Европы предупреждают об угрозе биооружия после пандемии

Экстремистские группировки могут начать применять биологическое оружие после пандемии коронавируса, предупреждают эксперты Совета Европы. ЧИТАЙТЕ: Зачем Путин ездит к алтайским шаманам? После пандемии коронавируса может…





Огромные долги, дорогие часы и целый арсенал оружия: Что задекларировал погибший нардеп

Семья народного депутата от группы «Доверие» Валерия Давыденко, найденного застреленным 23 мая, владеет квартирами и другой недвижимостью. А у самого парламентария были четыре ствола и…


В Харькове толпы людей хлынули в метро. ВИДЕО

В понедельник, 25 мая, в первый день возобновления работы метрополитена в Украине после ослабления карантина, в Харькове первые пассажиры образовали толкучку возле входа на станцию….



Зачем Путин ездит к алтайским шаманам?

Любопытная публикация появилась в телеграм-канале “Кремлевский Сайентолог” – она возможно подтверждает то, что уже не раз прежде говорили российские эксперты, в частности, Валерий Соловей, о…