О великом джихаде для настоящих мусульман

Мне потребовалось более 50 лет, чтобы обратиться в ислам и вступить на путь «джихаду акбар», то есть великого джихада, к которому Магомет призывает всех верующих. «Истинный моджахед — это тот, кто ведет борьбу со своим нафсом (эго)», пишет Фариба Хаштруди.

Как сообщает УКРОП со ссылкой на Inosmi.ru великий джихад ведется не с помощью оружия, а с помощью отваги, воли и смирения. Это джихад против себя самого, борьба за то, чтобы с каждым днем становиться чуть лучше. До моего «обращения» я была настоящей отступницей, которой могла бы сулить смертная казнь. С точки зрения ортодоксальной веры (в Иране или где-то еще) у мусульманина нет права отрекаться от веры или менять религию. Тот, кто рождается мусульманином, остается им всю свою жизнь и им умирает. Интересный момент: улемы (исламские мудрецы) двух главных коранических школ принимают покаяние отступницы-женщины, но категорически лишают такой возможности мужчин. Такая позитивная дискриминация связана с тем, что слабый пол считают не слишком разумным. Женщина слаба и сентиментальная, а, если верить некоторым трудам, так и вообще стоит на грани слабоумия. Ее может отнести в сторону, но у нее есть и возможность вернуться. А добрые христиане всего несколько веков назад вообще считали, что у нее нет души. Я напоминаю об этом, чтобы объяснить нежелание клеймить ислам и все мусульманское духовенство в его совокупности.

В прошлом я называла себя агностиком, а то и вообще атеистом. Однако такой выбор или скорее даже привилегия были далеко не у всех. Если бы я росла в традиционалистской среде с верующим отцом (на земле ислама он поистине всемогущ), я бы неизбежно пошла по проторенной дорожке верующей. Но семья дала мне свободу мысли в любых формах и проявлениях, а режим шаха (диктаторский, да, но далеко не инквизиторский) мирился с не слишком благочестивыми мусульманами, преследуя лишь тех, кто обращался в марксизм.

Мораль: я не трогала ислам, пока ислам не трогал меня. Но после того как аятолла Рухолла Хомейни установил в Иране Исламскую республику и ввел на практике свое кредо «ислам — неотъемлемая часть жизни человека с момента зачатия до самой смерти», игнорировать ислам я уже не могла. Как вы помните, произошло это в 1979 году. Я находилась во Франции и собиралась остаться там, чтобы выразить протест и бороться с недопустимым из моей приемной страны.

На этом долгом пути ожесточенной борьбы и суровых испытаний, вопреки, а, может быть, и благодаря глупым ошибкам, болезненным потерям и скитаниям по пустыне, великий джихад предстал передо мной как последнее средство борьбы с последователями вооруженного джихада. Будь то преследуемые всеми террористы или палачи, которые официально назначаются и получают щедрые вознаграждения от властей стран (в том числе и моей родины), где шариат стал главным законом. Я выбрала великий джихад, потому что в противном случае горечь и ненависть бы захлестнули меня. Раненая душа может обрести исцеление, но если она заплутает, то останется потерянной навсегда. Так говорил мой отец шейх Исмаил Хаштруди, большой авторитет в вопросах веры, человек прогрессивных и демократических взглядов и признанный мэтр великого джихада, который он рассматривал как высшее проявление духовной практики, стоящее на службе народа и его свободы.

Запачкавшая весь мир ненависть с каждым днем становится все сильнее. Это относится не только к палачам и мучителям, но и некоторым их противникам, которые думают, что могут справиться с ними принуждением, отторжением и войной.

Отказ от слепой ненависти к лишившимся человечности личностям, которые лишают жизни других людей без малейших колебаний, является первым шагом на пути понимания, поиска причин зла, предотвращения и исцеления.

Исламское государство казнит оступившихся мусульман как безбожников, нигерийцы из «Боко харам» похищают школьниц и продают их в сексуальное рабство, боевики «Аль-Каиды» в исламском Магрибе» убивают туристов и альпинистов… Все это во имя ислама и Магомета под чтение отрывков из Корана. В Пакистане имамы и проповедники отправляют верующих заживо жечь христиан за спаленные суры из Корана. В городе Кот Радха Кишан молодую пару бросили в печь за пару сожженных листков. Эти наемники — не настоящие мусульмане, а террористы и варвары. Но есть одно «но».

Как тогда называть некоторых представителей руководства Исламской Республики и ваххабитского королевства, не говоря уже о других ближневосточных державах? Два этих соперничающих государства ведут скрытую войну за лидерство в мусульманском мире и ненавидят друг друга не меньше, чем террористов, которым при необходимости оказывают финансовую поддержку. Они (опять-таки во имя пророка и совершенно бессовестным образом) насаждают называемые божественными и вневременными законы шариата.

Обезглавливание отступников в ваххабитском королевстве, избивание камнями прелюбодеев в Исламской Республике. Тех, кто отступает от шариата, ждут побои, тюрьма и пытки: иранские и саудовские блогеры убедились в этом на собственном горьком опыте. Приниженный статус женщины, смертная казнь за гомосексуализм и т. д.

Вывод: одни фундаменталисты действуют совершенно легально, а другие — абсолютно нелегально. Одни — заседающие в ООН уважаемые руководители стран, а другие — бандиты и террористы. Перед одними расстилают красную ковровую дорожку, а других забрасывают бомбами. Ну а где во всем этом ислам? Где настоящий ислам? Где сила примера? Почему Франция, родина прав человека и светского общества, становится союзницей Саудовской Аравии, позволяет Катару подминать под себя свой рынок? Разве эти страны не финансируют фундаменталистские структуры? Откуда берутся деньги имамов-салафитов из пригородных мечетей, которые превращают молодежь в фанатиков и дают девушкам деньги для того, чтобы те носили чадру? Почему Франция передала Ирану двух известных террористов, один из которых лишил жизни на ее территории бывшего премьер-министра Шапура Бахтияра?

Это важнейшие вопросы, однако опасные и губительные рассуждения ультраправых не могут быть ответом на них. Как-то мне довелось услышать такие разглагольствования одного члена Национального фронта в кафе: «Да пусть режут друг друга. Только не у нас. Если потребуется, Марин не постесняется разорвать дипломатические связи с Саудовской Аравией». Как бы то ни было, все это лишь пустые пожелания. Сейчас мы на своем опыте убедились, что происходящее где-то «там» рано или поздно заденет и нас. После формирования Исламской Республики и прихода к власти провозгласившего себя посланцем Бога на Земле Хомейни иранские демократы, как светские деятели, так и верующие, неизменно твердили западным политикам об опасностях исламского фундаментализма. Реальная политика, экономические интересы, неверные оценки, катастрофическая война Буша-младшего в Ираке и хаос в Ливии — все это способствовало появлению Исламского государства и подъему активности террористических групп. А главными жертвами становятся сами мусульманские народы, которым приходится расплачиваться сотнями тысяч жизней. Но некоторые все еще продолжают сражаться (причем нередко с голыми руками и даже из тюремной камеры) с духом ИГ и так называемым священным террором, в том числе и со стороны высших религиозных властей. Взять хотя бы пример аятоллы Боруджери, который вот уже не первый год томится в иранской тюрьме.

Посыл этих настоящих мусульман выглядит следующим образом: разделение религии и государства. Они требуют этого во имя веры, ради спасения ислама, который валяют в грязи, избивая и убивая невинных. Будь то «законно» или нет. Светское государство означает конец шариата. А конец шариата означает переосмысление Корана и выработку нового его толкования в соответствии с требованиями времени. Да, исламу нужно обновление. Это движение уже набирает обороты в Иране и других государствах. Гражданским обществам мусульманских стран необходимо оказать безусловную поддержку.

Пораженная в самое сердце Франция может и должна поддержать этих истинных мусульман, начав с объединения тех, кто требуют реформы на территории страны: религиозные деятели, мыслители, интеллектуалы, юристы, артисты и т. д.

ЧИТАЙТЕ САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЗДЕСЬ

В прошлом французские религиозные власти не стали защищать Салмана Рушди и даже не осудили выпущенную против него в 1988 году фетву Хомейни. Однако то, как представители мусульманской веры во Франции единогласно выступили против недавних терактов, говорит, что они, наконец-то, созрели для работы по реформе ислама. Я обратилась в этот ислам, чтобы, если завтра мне того захочется, сменить религию, перейти в иудаизм или опять стать агностиком лишь для того, чтобы лучше понять других людей. Великий джихад — единственный путь к этой цели.

НОВИНИ ТА РЕКЛАМА ПАРТНЕРІВ


Загрузка…


«загрузка…


ОСТАННІ НОВИНИ

Почему мужчины стали предпочитать женщин за 40+

Исследования психологов говорят что- последнее время все больше мужчин которые предпочитают женщин, которым за сорок. Этому много причин. Например, 40+летняя женщина никогда не разбудит тебя…







Ковчег после конца света: В небе происходит что-то необъяснимое. ВИДЕО

26 июня оборудование бразильской метеостанции BRAMON зафиксировало некий метеорный дождь, во время которого в атмосферу вошло минимум 9 метеоритов, десятый «камешек» находится под вопросом. Интересно,…


Куда заведет Украину «минская колея»

«Не могу поверить, что формула мира и процветания для Украины может быть начертана на бумажке, под которой стоят подписи двух кремлёвских наёмников – российского посла…



С уходом Лукашенко в Беларуси разразится кризис

Уход из власти белорусского президента Александра Лукашенко, который недавно отметил четвертьвековой юбилей со дня своего первого избрания в 1994-м году, неизбежно вызовет в стране полномасштабный…


Засекреченный Чернобыль

ФОТО из сайта Новости Планеты Прошло уже 32 года после того, как случилась Чернобыльская катастрофа. Ужасное происшествие случилось после часа ночи 26 апреля 1986 года….




Едина ли Россия?

В Санкт-Петербурге в этот день состоятся выборы губернатора (так там почему-то называется мэр города), в Москве изберут городской парламент – Мосгордуму. Хотя все нынешние российские…




Be the first to comment on "О великом джихаде для настоящих мусульман"

Leave a comment