Какая вероятность того что ИГ станет государством?

Как сообщает УКРОП со ссылкой на Inosmi.ru 13 ноября Исламское государство объявило о создании собственной валюты, чеканке золотых, серебряных и медных монет на замену существующим денежным системам Сирии и Ирака. Хотя такое решение напоминает наши собственные системы несколько веков тому назад, в первую очередь оно отражает стремление радикалов ИГ утвердиться в качестве руководства подконтрольного им региона.

Atlantico: Исламское государство намеревается сформировать устойчивую денежную систему, для чего должна послужить чеканка золотых, серебряных и медных монет. Однако помимо этого, какие качества настоящего государства есть у ИГ? Какими конкретно чертами отличается это децентрализованное государство, взявшее под контроль территорию с населением в 10 миллионов человек?

Ален Родье: Аль-Багдади всегда открыто ставил главной задачей формирование «государства». В этом заключается главное отличие от породившей его движение «Аль-Каиды». Так, Бин Ладен и его преемник аз-Завахири рассматривали свою организацию как движущую силу мирового джихада, а не как государство, по которому очень просто нанести удар. Эти разногласия, кстати говоря, стали причиной разрыва связей Исламского государства Ирака и Леванта с «Аль-Каидой» и представляющим ее в Сирии движением «Джабхат ан-Нусра».

Есть тому и другие причины, например, эго руководства, но они не играют такой роли.

В результате аль-Багдади создал свое государство (он называет его халифатом) на западе Ирака и востоке Сирии. Его официальная столица расположена в Сирии: это Ракка, которая была отбита у регулярной армии, а затем очищена от бойцов «Джабхат ан-Нусра» и Свободной сирийской армии.

Там существует правительство, совет Шура, в который входят около десяти человек. Кроме того, у аль-Багдади есть два заместителя: Фадель Ахмад Абдулла аль-Хишали (он же Абу Муслим аль-Туркмани, ему поручен Ирак) и Казим Ришад аль-Джибури (он же Абу Али аль-Анбари, занимается Сирией).

Подконтрольная ИГ территория разделена на провинции во главе с губернаторами, которым были доверены самые широкие полномочия. Все это позволяет им решать вопросы с населением децентрализованным путем.

Наконец, формирование собственной валюты для ИГ — это щелчок по носу всем его противникам и одновременно символ государственности.

— Почему Исламское государство сначала решило разобраться с образованием и здравоохранением и только потом заняться правосудием и полицией?

— Дело в том, что в стремлении сформировать государство после завоевания территории исламисты немедленно занялись созданием «администрации», задачей которой было регулирование ситуации. Одерживать победы в боях относительно просто, надолго закрепиться на земле гораздо сложнее. Нужно добиться принятия со стороны суннитского большинства, а также шиитов, христиан, езидов и прочих, которые вынуждены бежать под страхом расправ, что, кстати говоря, со многими и случилось.

В стремлении завоевать души и сердца им нужно было обеспечить поставки на рынки, предоставление медицинских услуг и вернуть детей в школы. Далее необходимо было защитить общественный порядок, с чем связано создание судов и полиции. Стоит отметить, что «сбившиеся с пути» активистов ИГ (те, например, кто занимался рэкетом ради собственного обогащения) были осуждены, казнены и выставлены в общественных местах (большинство из распятых оказались на крестах по решению судов). Должен подчеркнуть, что радикальные исламисты обычно приносят с собой скорый, но эффективный суд. Это один из главных аргументов в их арсенале, особенно если предыдущие власти существовали в режиме повальной коррупции. Это вовсе не означает, что они вообще не занимаются незаконной в юридическом плане деятельностью (так, в 2013 году талибы побили все рекорды в производстве опиумного мака, и Кабул, нужно признать, принимает в этом активное участие), однако все это делается в «общих интересах», а не интересах набивающих карманы полевых командиров.

Разумеется, вся эта система основывается на самом жестком следовании законам шариата. Нельзя не отметить, что идеологи Исламского государства в настоящий момент занимаются подготовкой новой, еще более радикальной интерпретации Корана. Их цель — зайти на этом пути еще дальше ваххабитов, чтобы затем свергнуть семью Саудов.

Так, например, в школах девочки учатся отдельно от мальчиков (так было и на Западе еще в 1960-х годах). Образование носит по большей части религиозный характер и полностью исключает такие «нечестивые» предметы как математика, естественные науки, физкультура и т.д. Более того, школы помогают найти многообещающих кандидатов, которых затем превращают в юных солдат. ИГ не только само совершает военные преступления (вербовка детей в солдаты относится к их числу), но и активно занимается распространением этих ужасов, что является для него отличительной чертой по сравнению с предшественниками.

— Какие недостатки имеются у этой логики построения и развития государства?

— Единственное пока еще несуществующее там ведомство — это Министерство иностранных дел. Да, целый ряд существующих за границей радикальных исламистских движений (Синай, Ливия, Тунис, Нигерия, Индонезия и т.д.) принес присягу на верность ИГ, однако это скорее шаг психологического характера, который практически не отражается на ситуации в театре боевых действий. Обмена послами до сих пор не было, и с учетом немалых расстояний эти движения напрямую не сотрудничают с ИГ. Тем самым они лишь передают свое послание ненависти, что само по себе уже немало. Это, кстати, стало серьезным ударом по «Аль-Каиде», от которой откололось немало некогда сострадавших с ней движений. Укрывшийся в Пакистане аз-Завахири, должно быть, в бешенстве. Как бы то ни было, не стоит полагать, что все эти раскиданные по миру организации подчиняются некоему расположенному в халифате центральному командованию. Если Исламское государство потерпит первые неудачи, а до этого, как мне кажется, уже недалеко, сторонников у него будет становиться все меньше и меньше.

— Может ли у ИГ не хватить в будущем финансовых ресурсов для выполнения поставленных задач, несмотря на добычу нефти, которая, по оценкам американской компании IHS, достигает отметки в 800 миллионов долларов? Кроме того, что насчет других, более сложных с религиозной точки зрения областях, таких как банковский сектор?

— Население в 10 миллионов человек обходится недешево. Необходимо заниматься продовольственными и санитарными потребностями, платить «чиновникам», «военным» и т.д. Хотя у нас много говорят об огромных денежных поступлениях, сейчас они становятся меньше. А все, что можно было разграбить, уже разграблено. Контрабанда нефти (указанная IHS сумма в 800 миллионов долларов, как мне кажется, является частью бушующей в настоящий момент информационной войны), газа и другого сырья сокращается в связи с ударами союзников, а также нехваткой технических специалистов и запчастей на добывающих установках. Как и везде, налоги (а в данном случае рэкет) особенно много не приносят. Наконец, богатые спонсоры начинают проявлять интерес к менее рискованным направлениям, потому что суннитские власти осознали опасность, которую представляет ИГ для их существования. Если все так продолжится дальше, расходы в скором времени намного превысят поступления. А Исламское государство не в состоянии взять кредиты на международном рынке.

ЧИТАЙТЕ САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЗДЕСЬ

В заключении отмечу, что ИГ уже завоевало все, что можно, в Ираке. В Сирии оно еще может подмять под себя зоны с суннитским большинством. Главное беспокойство вызывают возникающие тут и там попытки формирования альянса «Джабхат ан-Нусра» (и, возможно, других радикальных исламистских организаций) с ИГ. Любые, даже локальные договоренности могут быть очень опасными (в первую очередь я имею в виду северо-запад Сирии), потому что они придают новые силы исламской гидре. Сейчас сложилась ситуация вроде позиционной войны (с локальными атаками без существенного тактического масштаба), в которой ни один из лагерей не в силах провести крупное наступление и добиться капитуляции противника. Иначе говоря, начинается война на истощение. Она гасит изначальный энтузиазм радикалов и особенно западных интернационалистов, которые привыкли хотеть «все и сразу». Международному сообществу нужно держаться, понимая, что в стремлении разжать тиски Исламское государство перейдет к следующей фазе: терактам (они уже нередко происходят в шиитских регионах Курдистана), в том числе и на территории выступивших против него стран. Это стратегия борьбы «слабого с сильным» и одновременно признание неспособности сделать что-то большее.

НОВИНИ ТА РЕКЛАМА ПАРТНЕРІВ


Загрузка…


«загрузка…


ОСТАННІ НОВИНИ


Предсмертные слова знаменитых людей

Вероятно, многим интересно, о чём они будут думать в последние мгновения своей жизни. Перед лицом смерти каждый размышляет и говорит о своём — кто-то прощается…


В киевских округах побеждают женщины — Анна Пуртова, Анна Бондарь, Александра Юрченко, Леся Забуранная, Марьяна Безуглая…

Столичные букмекеры продолжают принимать ставки на кандидатов-мажоритарщиков. В лидерах представители партии «Слуга народа» Анна Пуртова, Александра Юрченко, Максим Перебийнис, Леся Забуранная, Марьяна Безуглая, Дмитрий Гурин,…







Путин вел Россию в «светлое будущее», но заблудился

В саксонском городке Липпендорфе энергетический концерн EnBW на время вывел из эксплуатации блок угольной электростанции. Причина оказалась весьма необычной: обеспечивать его дальнейшую работу стало просто-напросто…


Лукашенко очень сильно огорчил Путина

Российский президент Владимир Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко провели неформальную встречу и переговоры в Валааме и в Санкт-Петербурге. Они затронули зреющий в течение нескольких…



«Путинтим» и поколенческий разлом

На мой взгляд, для крутых перемен в стране необходимо сочетание как минимум двух предпосылок: (i) глубокого кризиса существующей модели управления и (ii) поколенческого разлома, когда…




НАБУ всерьез взялось за Порошенко

Обыски в клубе «5 элемент», который является собственностью экс-президента Украины Петра Порошенко, проводятся в ходе расследования растраты государственного имущества в особо крупных размерах, пишет УКРОП…



Be the first to comment on "Какая вероятность того что ИГ станет государством?"

Leave a comment