Государство безнадежного прошлого

Российские власти не готовы принять новую эпоху, в которой главная ценность — это люди, пишет УКРОП со ссылкой на ehorussia.com.

Недавно умер, почти 90-летним, американский футуролог Элвин Тоффлер — потрясающий человек, в 1980-м предсказавший, например, появление Фейсбука и тогда же объяснивший логику нового российского застоя времен «позднего Путина». Да-да, работал на сильное упреждение.

У нас «футуролог» — что-то вроде бабки Маланьи. Но в Америке футурология — вполне себе дисциплина с набором громких имен, от Бжезинского и Фукуямы до главы частного разведагентства Stratford Фридмана. Все они так или иначе работают с future in present, с «будущим в настоящем».

ЧИТАЙТЕ: В России стало некому работать

У Тоффлера на русский язык переведено пять книг, и главная среди них — та самая, 1980-го года, «Третья волна». Полторы тысячи страниц, но читаются легко благодаря элегантности основной идеи. Тоффлер утверждает, что войны и революции, битвы классов и народов — это отражения главного социального процесса: смены цивилизационных волн.

Первой волной была сельскохозяйственная, ее итог — обеспечение человечества доступной едой. Организационно цивилизация Первой волны — это феодальное государство. Слабые централизация и стандартизация, однако же заметная интенсификация — если сравнивать с жизнью собирателей и охотников.

Вторая волна — индустриальная или, если хотите, консьюмеристская, смысл которой в том, чтобы обеспечить всех стандартным промтоваром. Шесть базовых принципов Второй волны в описании Тоффлера таковы: стандартизация, специализация, синхронизация, централизация, концентрация, максимизация. Они, обратите внимание, противоположны организационным принципам Первой волны. Для иллюстрации Тоффлер подробно разбирает два социальных института — семью и школу. Показывает, например, как патриархальная семья Первой волны, когда все поколения живут вместе, когда семья сама себе детсад, школа, производство и лазарет, — ломается под напором требований Второй волны, которой нужна маленькая, мобильная, нуклеарная семья: муж, жена, пара детей. Утром по гудку — папа на фабрику, мама к плите, ребенок в школу. А школа второй волны, помимо обучения грамоте и счету, имеет и скрытую задачу приучения к дисциплине, т. е. беспрекословному выполнению рутинной работы. Так школа готовит ребенка к стандартной работе по выпуску стандартной продукции, которую следует стандартно потреблять. Организационная оболочка цивилизации Второй волны — централизованное буржуазно-демократическое государство.

Третья волна возникла недавно, с появлением компьютеров, но быстро достигла масштабов цунами. Ее принципы — индивидуализация, дестандартизация, децентрализация, деконцентрация — противоположны идеологии Второй волны. Вот почему в наше время во всем мире трещат вертикали власти. Вот почему традиционная школа превращается в кандалы (и вот почему половина богачей Кремниевой долины, от Джобса до Гейтса, учебу в университетах бросили). Вот почему нуклеарная семья, эта икона Мизулиной и Милонова, перестает быть единственной формой совместной жизни. Серийные моногамные браки, однополые браки, немоногамные браки — каравай, каравай, кого хочешь выбирай. «Широк человек, даже слишком широк!» — восклицал в свое время Митя Карамазов. Правда, будучи человеком Второй волны, добавлял: «Я бы сузил». А Третья волна диктует иное: ей чем шире человек, тем лучше.

Борьба, которую мы принимаем за битву консерваторов с демократами, государственников с либералами, — это, по Тоффлеру, столкновение различных цивилизационных волн. И это второй важнейший момент его книги.

Тоффлер перепрыгивает через ничего в его глазах не значащий спор — был Сталин (Мао Цзэдун, Пиночет, да кто угодно) эффективным менеджером или же кровавым диктатором. Для него важно другое: был тот или иной деятель человеком своей волны — либо же шел против нее, пытаясь ход истории остановить. С этой точки зрения Сталин и Мао находятся по разную сторону баррикад, потому что Сталин был индустриализатором отсталой, аграрной России и продвигал цивилизацию как мог. Он действительно принял Россию с сохой, а сдал — с атомной бомбой и, главное, с мощной индустрией. (Другое дело, что в Америке атомную бомбу создали без концлагерей и террора, не говоря уж про индустрию). А вот Мао Цзэдун, прибегая к тому же террору, что и Сталин, и создав атомную бомбу, оставил страну без индустрии с одной сохой. Поэтому до реформ Дэн Сяопина — реформ Второй волны — Китай оставался крайне отсталым государством.

В соответствии с идеями Тоффлера, Мао Цзэдун близок не Сталину, а Путину, который так же пытается остановить Третью волну, как Мао останавливал Вторую. Для нынешнего российского президента важны иерархия, стандарт, централизация, дисциплина, потребление, концентрация. Он все еще живет представлениями ХХ века о том, что полезные ископаемые или развитый ВПК гарантирует победу. Путин делает ставку на централизованное государство, нефтегаз и какое-нибудь освоение Арктики, в то время как для Третьей волны это вещи второго порядка. 50-километровая Кремниевая долина, этот крошка Давид, давным-давно кладет на лопатки всю огромную, неуклюжую, отсталую, раскинувшуюся на 10 тысяч верст Россию.

Главная сила Третьей волны — в мозгах, в человеческом капитале. В то время как для Второй волны, особенно в российском имперском изводе, людишки — это так, расходный материал.

Смотреть на происходящее в России глазами Тоффлера полезно: видишь не просто взбесившийся принтер Госдумы, не просто страхи президента в кольце охраны, не закручивание гаек и разгром телевидения, когда-то бывшего самым ярким в мире, — а именно столкновения цивилизационных волн. Вторая волна стремится все охватить централизованным контролем. Третья — плещет, как хочет; не знает, куда повернет завтра; доверяет ярким мозгам и плюет на любой контроль. Люди Второй волны, считающие, что мир крутится вокруг материальных благ, искренне не понимают людей Третьей волны, для которых матблага — это как еда для людей Второй волны. Третья волна производит нематериальные блага: новое общение, обмен идеями, качественное время.

На пути Третьей волны поставить плотину можно. Павел Дуров уехал из России, мессенджеры прижимают к ногтю — но, боюсь, ноготь обломается быстро.

Если при Брежневе мы были с Европой и США в одной группе индустриальных стран (и наше противостояние было борьбой внутри высшей лиги), то теперь Россия вылетела во вторую лигу. Наши соперники сегодня — это ближневосточные нефтедобывающие монархии, Саудовская Аравия и (особенно) Арабские Эмираты, а на Дальнем Востоке нам соперник Китай. Но, судя по тому, что в Китае зарплата уже вдвое выше российской, мы опускаемся в конец списка. Потому что по Путину идеальная России — это эдакая модернизированная ГДР, государство безнадежного прошлого. Хотя и нужно отдать президенту должное: в свою веру он обратил множество людей. За редчайшим исключением, российский истэблишмент сегодня бьется за то, чтобы остановить Третью волну. Хипстеры, меняющие профессии по три раза на год, — для них бессмысленные хомячки, которых можно и нужно поставить под контроль с их дурацким Интернетом. Учебник истории должен быть единым. Панатлантические штучки — от гомосексуализма до ГМО — подлежат обструкции. Как говаривал Гаер Кулий в «Двух капитанах», «палочки должны быть попендикулярны».

Господи, какая же тоска! Просто потому, что все это напрасно. Через два года или через двадцать лет, но всех охранителей, всех этих думских яровых с нулевой всхожестью попросту сметет, — вот только жизнь парочки поколений к тому времени пройдет впустую.

Жаль, что Тоффлер так в России и не был прочитан. Его «Третья волна» дает возможность не размениваться на мелкие глупости вроде «рукопожатия»-«нерукопожатия», позволяя поверх конкретных людей видеть куда более крупные процессы. Откройте Тоффлера — и посмотрите на бушующее цивилизационное море другими глазами. Тогда, может быть, вы лучше поймете, как жить в государстве, превратившем себя в крепость, которую со всех сторон подмывает информационный океан.

Может, придете к выводу, что обреченную крепость не нужно укреплять. А может, решите, что в государстве-крепости вообще не стоит жить, а следует записаться в матросы и, с Тоффлером под мышкой, — в открытый океан.

Дмитрий Губин

НОВОСТИ И РЕКЛАМА ПАРТНЕРОВ




Loading…

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Какую пенсию получает экс-заместитель главного военного прокурора. ВИДЕО

Бывший первый заместитель главного военного прокурора Владимир Жербицкий с нарушениями добился в суде начислений вдвое большей пенсии. Сумма пенсии у мужчины составляет около 40 тысяч…





Гройсман передал 60 гектаров леса с янтарем

Кабинет министров предоставил разрешение ООО «Центр «Солнечное ремесло», которым владеет жена судьи Высшего административного суда, на разработку проекта землеустройства по отводу земельного участка леса с…


Госпогранслужба спасла жизнь Порошенка

Президент Петр Порошенко заявил, что во время президентской кампании весной 2014 года Госпогранслужба спасла ему жизнь. Об этом он заявил, выступая перед пограничниками под Киевом, передает УКРОП…



Раскрыта позиция Трампа по Донбассу

Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп дал указания в отношении того, как себя нужно вести с Россией, особенно что касается оккупированного Донбасса. Как сообщают местные издания,…


У Ленина был брат близнец. ФОТО

У основателя Советского государства Владимира Ульянова Ленина был родной брат близнец Сергей. Раньше об этой тайне знали только приближенные да и сам Владимир старался никогда…


Раскрыта большая драма в семье Лаврова

Стало известно причину, провокационных заявлений министра иностранных дел России Сергея Лаврова, которые часто противоречит здравому смыслу Об этом заявил бывший представитель Украины в политической подгруппе…




В сети появился «предвыборный гимн Ксении Собчак». ВИДЕО

Видеоблогер записала шуточный «гимн предвыборной кампании Ксении Собчак» на мотив саундтрека телешоу «Дом-2», где Собчак долгое время была ведущей. Ролик обнародован на YouTube-канале Мари Говори,…