В России палач и жертва уже давно превратились в такого кентавра, они вместе существуют

Владимир Сорокин – автор книг «День опричника», «Ледяная трилогия», «Пир», «Норма», «Очередь», 12 пьес и 5 киносценариев. Многие считают его провокатором. В 2002 году Сорокина обвинили в России в распространении порнографии, а прокуратура открыла на него дело по статье 242 УК РФ (позже оно было закрыто). Тогда же члены молодежного прокремлевского движения «Идущие вместе» демонстративно уничтожили книгу «Голубое сало», выкинув ее в пенопластовый унитаз. Их возмущение вызвало то, что в романе Сталин занимается сексом с Хрущевым, а Толстой оказывается мазохистом. Писатель назвал эту акцию «государственным онанизмом».

Телеканал «Настоящее Время» встретился с Сорокиным в Черногории и расспросил, почему в его книгах так много «графичного», визуально яркого насилия, передает УКРОП.

— В одном из ваших рассказов четко видно, как впервые ребенок видит жестокость: видит и потом, видимо, воспроизводит. Я правильно уловил вашу мысль, что человек не рождается жестоким с самого начала? Что жестокость начинается с примера, который он видит вокруг себя?

ЧИТАЙТЕ: Нидерланды разрабатывают новые санкции против России из-за кибератак

— Да, конечно. Я вырос в тоталитарном государстве, где жестокостью было пропитано все. Она, как воздух, заполняла все. Я вспомнил Крым: я помню очень хорошо одно из первых детских впечатлений. Мне было, по-моему, лет девять. Мы с отцом приехали в Алупку и сняли такой почти сарайчик. Во дворе сарайчика росло совершенно чудесное персиковое дерево. На дерево можно было забраться, оно было разлапистое.

И вот я забираюсь, срываю персик, он мягкий, шершавый. И вдруг из-за забора слышу какие-то странные хлюпающие звуки. А потом я понял, что это соседи. Там жила семья: жена, выпивающий муж и отец этой жены. Я разобрал, что это за звуки – это муж бил старика. Наконец, тот отчаянно спросил: «За что ты меня бьешь?» А тот говорит: «Да потому что хочется».

Сочетание этой идиллии, этого персика и вот этих странных всхлипов и ударов – вот, собственно, наша жизнь.

Все советское детство, юность – это было непрерывное столкновение с насилием. Везде: в детском саду, в школе, на улице с хулиганьем, дома с советскими родителями и так далее. Советские люди не могли выбирать. За них выбирало государство: начиная от сигарет, которые они должны были курить, до всего остального. Первое поколение, которое что-то стало выбирать само, – я думаю им сейчас, наверное, лет 30-35.

Этот колоссальный опыт насилия, как ледник, ползет, конечно, за постсоветским человеком. И этот опыт насилия властью сейчас активно используется в виде пещерного страха, чтобы пугать массы.

— Было ли когда-нибудь у вас такое, чтобы какой-нибудь очень авторитетный бандит сказал вам, что ему очень нравятся ваши книги? Или, наоборот, что ему они очень не нравятся?

— Знаете, когда был скандал с «Голубым салом», и на меня завели уголовное дело, я шел по Ленинскому проспекту в Москве. И вдруг передо мной остановился классический бандитский джип. Открылось окно и соответствующий персонаж говорит: «Глаза у тебя честные. Какого *** они к тебе привязались?» После этого окно закрылось, и он уехал.

Есть разные бандиты, на самом деле. Есть очень целомудренные, которые не любят мат, например, в общественных местах. Нет, ну были люди, конечно, какие-то знакомые знакомых, которые говорили в мой адрес какие-то хорошие слова. Но они такие же циники, им это в забаву все: тексты, где есть мат, где есть насилие, какая-то брутальная сексуальность – это кайф.

Один отставной военный написал гневное письмо, и ясно почему: потому что мат в моих книгах разрушал сакральный язык подавления подчиненных.

— У людей в России вдруг появилось ощущение, что им очень нужна нормальная полиция, для того, чтобы сосед, которого вы наблюдали с персикового дерева, не мог бить. Просто нормальный участковый, не какой-то фантастический сверхперсонаж, не сотрудник госбезопасности, не бандит, который наверняка думает, что он восстанавливает справедливость. Просто обычный хороший полицейский, который просто делает свое дело. Это так?

— Это голос молодого здорового поколения. Я живу между Берлином и Подмосковьем. В Берлине редко бывает, когда я вижу полицейских, но вижу. Но там, конечно, за километр чувствуется, что идут твои вооруженные защитники, и в любой ситуации ты можешь на них рассчитывать. В Москве, когда я вижу полицию – понимаю, что собственно, идут вооруженные бандиты просто, которых лучше обойти.

— Я уверен, что вы это знаете, что вдруг во всем мире одновременно появилось движение #MeToo или #ЯНеБоюсьСказать. Очень много мужчин и женщин, посмотрев друг другу в глаза, поняли, что они причиняли насилие бесконечное количество раз. Как вам кажется, это универсальная история для всего мира? И начнется ли с этого момента какая-то точка невозврата к нетерпимости?

— В России палач и жертва уже давно превратились в такого кентавра, они вместе существуют. Их очень трудно разделить. У них такой вечный половой акт идет. И, учитывая, что власть это активно использует, ей как раз невыгодно никакое покаяние. Это идет к чему-то бОльшему, но очень медленно, как мне кажется. Хотя опять же об этом надо спросить молодых людей.

— В ваших книгах многие совершенно справедливо видят предсказание ближайшего будущего. Вот рассказ «Белый квадрат». Один из его аспектов – ближайшее будущее людей, которые сейчас занимаются специфическим развращением людей на телевидении и делают это довольно профессионально. Это действительно может в каком-то виде для них закончиться кровавой историей, или нет?

— Я не предсказываю в своих книгах, я принимаю некие волны. То есть я пользуюсь некой внутренней антенной, в которой больше интуиции, чем опыта. То, что выходит из-под пера, меня скорее удивляет. Но, собственно, я должен удивить сначала себя. Если это получается, это уже хорошо. Если я не чувствую, что получится текст, который меня удивит, я стараюсь занять руки чем-то другим. Писатель – это машина такая, она сидит за столом и заполняет бумагу или экран некими буквами, а потом люди говорят, что «мы не можем обойтись без этих букв». Это абсолютно загадочный процесс.

НОВИНИ ТА РЕКЛАМА ПАРТНЕРІВ

Загрузка…


«загрузка…


ОСТАННІ НОВИНИ

Из Испании идет аномальная тепловая волна

На сегодняшний день аномальная жара стоит на большей части территории Европы. Однако, как заверяет метеоролог Эрик Лейстер, настоящий температурный режим не предельный. Так, из Испании…


Он считал себя сталинским псом

В 2012 году юрист Александр Бусаров, возмущенный ростом сталинистских настроений в России и всевластием ФСБ, придумал хитроумный план. Он стал собирать сведения об офицерах советских…



Минск идет на эшафот

Политолог Павел Усов считает, что Москва хочет решить вопрос с Беларусью как можно быстрее. Об этом эксперт рассказал в интервью радио «Свобода» — Изменился подход…








Пропагандистов Путина размазали в ПАСЕ. ФОТО

В ПАСЕ неизвестные распространили среди делегатов листовки о главных российских пропагандистах – Маргарите Симоньян, Ольге Скабеевой и Дмитрии Киселеве, а также украсили улицу перед зданием…


СКАНДАЛ. В России дети случайно попали мячом по машине полицейского. Силовик открыл стрельбу

В Курске следователи местного СК проводят проверку из-за сотрудника полиции, который открыл стрельбу из пистолета, разозлившись на игравших с мячом детей. Об этом сообщается на…



Почему отменили официальную встречу Путина с Зеленским на саммите G20 в Осаке 

Президент Российской Федерации Владимир Путин не планирует встречу с президентом Украины Владимиром Зеленским на саммите «большой двадцатки». Мероприятие состоится в Японии, в Осаке. Такое заявление сделал…


Ляшко рассказал тупой пропагандистке Скабеевой о правах России в ПАСЕ на доступной ей языке. ВИДЕО

Российская пропагандистка Ольга Скабеева в кулуарах Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) пообщалась с лидером «Радикальной партии» Олегом Ляшко. В ходе общения с нардепом одиозная телеведущая…